Достопримечательности

057.jpg

Счетчики



Партнеры

Moretourov

.. В начало

Некоторые экипажи включают в свой состав механика. С одной стороны, это, конечно, удобно: в случае поломки на трассе специалист всегда под рукой.

И, наконец, итоги ралли подводятся как по отдельным группам машин, так и в абсолютном зачете — то есть среди всех машин. Понятно, что полная победа — самая почетная. А если учесть, что к финишу в Дакаре добирается едва ли не четвертая часть машин, стартовавших на первом этапе, то просто пройти всю гонку — это уже большой успех для любого из участников. Тем более, что денежный приз победителю (в этом году он составил 200 тысяч долларов) имеет чисто символическое значение в сравнении с суммой затрат на подготовку и техническое обслуживание машины.

Кроме спортивной команды из трех грузовиков КамАЗа, в «Дакаре-95» принимали участие еще шесть российских экипажей. Вместе со мной свои джипы готовили Сергей Лисовский, Александр Русинов, Игорь Амромин, Андрей Артюшин, Борис Федоров. В ралли участвовал также мотоциклист Александр Нифонтов.

Каким бывает страх

Завершив подготовку автомобилей, мы, три российских экипажа, выехали через Германию в Бельгию; я сидел за рулем джипа-вседорожника «мицубиси-пажеро». А из Брюсселя, пройдя контрольную комиссию, отправились на предстарт в Париж, а потом в Гранаду, в Испанию, — оттуда начинался первый этап ралли Париж — Дакар. Здесь мой экипаж и получил первое «боевое крещение».

На нашем джипе были установлены автопокрышки для езды по каменистой дороге, ехали же мы по асфальтовому шоссе. С начала перегона чувствую — машину бросает то вправо на полметра, то влево. Впрочем, дорога хорошая, машина новая, на отсутствие быстрой реакции я никогда не жаловался — мастер спорта по самбо все-таки. Так что справляюсь с управлением — лечу вперед с максимально возможной скоростью. Вот уже и Барселону проскочили... как вдруг на скорости 160 километров в час у автомобиля лопается левое заднее колесо... Нас заносит, я пытаюсь выравнивать, да где там! На полном ходу джип подбрасывает, он делает пируэт и, кувыркаясь, катится вниз по крутому склону на дно оврага глубиной метров пятнадцать и там, перевернувшись через крышу раз шесть, наконец встает на колеса. Мы — в шоке. Несколько секунд прихожу в себя, медленно осознаю, что произошло. Трясу напарника за плечо: «Олег, ты как?» Он молчит, ничего не отвечает, но глаза открыты, дышит — значит, живой!

Вдруг сверху, с дороги, нас окликают по-русски: «У вас все нормально, ребята?» Ну, думаю, приехали! Видимо, крепко я треснулся башкой при падении, если, очнувшись, слышу посреди Испании чистую русскую речь. Однако в жизни все значительно проще — это российские туристы. Они, оказывается, ехали в автобусе, который мы только что обогнали. Выволакиваю Олега из машины, карабкаемся вверх по склону под аккомпанемент сочувственных возгласов земляков.

Злость меня охватила страшная. Это ж надо было — полгода готовить машину к ралли, вбухать в это дело больше двухсот тысяч долларов, чтобы вот так, еще до старта, разуделать ее на подъезде к гонке!

Вон стоит мой джип внизу, под косогором. Весь во вмятинах и царапинах. Краска по бокам и на крыше ободрана. Обшивка местами просто разодрана в клочья, стекла побиты, передние колеса в разные стороны смотрят. В общем, взглянешь — слеза прошибает. Прибыла дорожная полиция. Они нас «успокоили» — оказывается, на этом участке часто случаются аварии. Подогнали кран «Като», он и вытащил джип на дорогу.

Вскоре подошел наш КамАЗ, а следом — «техничка». Мужики выскочили, без лишних слов выровняли на глазок колеса. Двери уж мы сами прикрутили веревками и поехали дальше. Не пропускать же гонку из-за таких пустяков!

В Гранаду мы с Олегом Тюпенкиным, моим штурманом, прибыли менее чем за сутки до приемки машин специалистами технической комиссии и сразу же взялись за ремонт. Затем отогнали нашу машину в закрытый парк, а сами после короткого отдыха приняли участие во встрече Нового, 1995 года, организованной для гонщиков руководителями ралли и властями Гранады. Это было грандиозное шоу для двух тысяч человек в помещении местного автосалона. Рекой лилось тягучее виноградное вино, взрывались шутихи, сверкал фейерверк, звучала зажигательная испанская музыка, Карнавал длился всю ночь...

А наутро 1 января я с Олегом в числе остальных экипажей покатили на старт первого этапа ралли Париж — Дакар.
Вскоре был дан старт — и началась сумасшедшая гонка по узкой горной дороге протяженностью 150 километров.

Опытные гонщики нам, новичкам, советовали: ехать надо в пределах видимости друг друга. Прямой участок — жми на газ, перед закрытым поворотом — притормаживай. Но и прямой участок может закончиться крутым виражом или ямой, а то и обрывом, особенно в горах. В «роуд-буке» хотя и отмечены слишком опасные участки трассы, но угол поворота, глубину ямы или крутизну уклона искать в дорожной книге бесполезно. Да и не успеваешь вникнуть во все, что тебе на ухо бубнит штурман. А тут твою машину обгоняет «чужой» автомобиль. Как не впасть в азарт? Лично я не могу спокойно смотреть, как меня обходят! В общем, умом-то мы советы профессионалов вроде бы восприняли, а вот сердцем...

Со старта даю полный газ и мчусь что есть мочи по прямой, взлетаю на бугор, а там — резкий поворот на серпантин. Слышу вопль штурмана: «Тормози!..» В доли секунды успеваю выкрутить руль — и машина с визгом буквально по бровке вписывается в вираж, только мелькает перед глазами пропасть глубиной несколько сотен метров... Холод прошибает до костей. Но отвлекаться и переживать некогда: впереди еще сотни километров каменистой горной дороги, которая то петляет по склонам, то вжимается в скалу, то мчится под уклон, то круто вздымается в гору. Сбоку постоянно мелькают откосы, обрывы и пропасти, где так легко очутиться при малейшей оплошности.

Вдобавок ко всему разразился проливной дождь. Дорога стала скользкой, появились промоины, бурные потоки. Около десяти машин сорвались под откос. Пару раз и мы вылетали с дороги, но затем выбирались своим ходом по склону. В середине этапа организаторы прекратили гонку для грузовиков: те, соскальзывая с дороги, начали просто «выкашивать» оливковые сады, в изобилии растущие по склонам. Но мы проскочили и финишировали в местечке Мотриль 13-ми в общем зачете и со вторым временем среди российских экипажей — 3 часа 26 минут.

Уже потом, в Дакаре, прибывшие туда участники ралли, все, без исключения, даже бывалые гонщики, согласились, что испанский этап в этот раз был самым опасным. Слава Богу, все остались живы.

Лично для меня самым сильным впечатлением от первого этапа был страх. Как человек, кое-что повидавший на своем веку, могу утверждать, что страх, вообще говоря, бывает «львиный» и «заячий». Первый побуждает к преодолению опасности, мобилизует все силы; второй парализует волю к сопротивлению, порождает дикое стремление спрятаться, зарыться куда-нибудь поглубже — только бы пронесло. Но есть еще особый вид страха — густая смесь ужаса с восторгом. Такое ощущение до участия в ралли мне доводилось испытывать, лишь совершая затяжной прыжок с парашютом с четырехкилометровой высоты или прыгая с «тарзанки», когда в свободном падении летишь вниз головой несколько десятков метров к стремительно надвигающейся земле, и только у самой ее поверхности тебя подхватывают упругие резиновые стропы, обмотанные вокруг ног, и возвращают к жизни, с которой ты уже мысленно успел проститься. Там это чувство длилось всего несколько секунд, а вот на горном этапе ралли оно растянулось для меня на добрых три часа.

Перед стартом на вопрос одного из российских коллег: «Где отливать будем?», я отшутился: «Где станет страшно, там и будем...» Тогда я и представить себе не мог, что азарт и напряжение гонки настолько велики, настолько поглощают всю энергию и внимание экипажа, что сама мысль об остановке для того, чтобы выпить воды или, извините, справить нужду, кажется просто кощунственной.

Золотое правило гонки
Из Мотриля мы на пароме переплыли в Марокко. Я воспрял духом: после первой неудачи, постигшей нас накануне старта, пройти сложнейшую трассу в настоящем «спортивном» стиле — это, согласитесь, несомненный успех. Но и автомобилю нашему крепко досталось на каменистых горных участках.

Прямо с парома, пришвартовавшегося к африканскому берегу, был дан старт второго этапа гонки. Опять я помчался изо всех сил. В сравнении с Испанией трасса была вроде бы полегче, но не без подвохов — из-за обилия камней от гальки до крупных валунов, припорошенных землей и поросших чахлой растительностью. Кроме того, приходилось преодолевать множество узких промоин, которые возникали прямо перед колесами в самый последний момент. Так что на скорости практически не оставалось времени, чтобы затормозить, и приходилось прыгать через них. На моих глазах в одну из промоин влетел мчавшийся передо мной японец. Думаю, останки его «мерседеса» до сих пор ржавеют в этой канаве.

В отличие от Испании, где была, по сути, одна дорога, здесь дорог вообще нет — горят на JPS только точки, указывающие пункты контроля времени, расстояние между которыми 120—150 километров. На такой трассе у гонщиков появляется сильное искушение «кроить», то есть спрямлять маршрут, предложенный организаторами ралли, срезая углы и сокращая путь к заветным пунктам СР. Правилами гонки это не запрещается. Однако, двигаясь по маршруту, обозначенному в «роуд-буке», можешь быть спокойным, что точно не сойдешь с трассы.

Джип мой, хоть и вседорожник, значительно уступает своим собратьям другого класса и грузовикам как по мощности двигателя и подвески, так и по степени защиты при столкновении с препятствиями. Тем не менее я знай себе разгоняюсь — в результате машина «ловит» камни и влетает в промоины, а объехать их на высокой скорости не хватит даже самой острой реакции.

Настигаю экипаж французов. Это классные гонщики, на прекрасно подготовленной машине, не первый раз участвующие в «Дакаре». Правила гонки предусматривают: если тебя обгоняют — уступи дорогу. И, несмотря на азарт борьбы, многие гонщики это правило строго выполняют — а вот французы долго не хотели уступать мне дорогу. Но я очень старался, все-таки обогнал их и выиграл на финише несколько минут. А ведь мог повнимательнее вникнуть в их тактику — может, тогда бы увидел, что едут они достаточно быстро, однако не лезут на рожон, берегут свою машину, прекрасно понимая, что впереди еще практически вся гонка — 12 этапов.

Короче, закончили мы второй этап засветло и даже улучшили свое турнирное положение, переместившись на 49-е место в абсолютном зачете, что было совсем неплохо, поскольку в гонку уже начали включаться профессиональные команды грузовиков, поотставшие на горном этапе. Грузовики, вообще, очень хорошо идут по каменистой местности, пескам и болотам, уступая в скорости только некоторым классам джипов в повышенной проходимости.

Следом за нами на финиш второго этапа прибыл КамАЗ. Из него выпрыгнул «отец» команды наших грузовиков — опытнейший гонщик, спортивный руководитель и организатор с огромным стажем участия в ралли — Семен Якубов. Он подошел ко мне и, крепко пожав руку, сказал:
— Поздравляю тебя, Григорий, с первым настоящим этапом! Но, думаю, до финиша гонки ты не доедешь. Пойми, на ралли надо просто ехать, а ни в коем случае не гнать очертя голову. Ты и Игорь Амромин — вы оба бесстрашные ребята (Игорь на первом этапе обогнал меня на 10 минут. — Г.Н.), но уж чересчур азартные. Ралли же — это не кто кого перегонит, а кто кого перехитрит, переиграет тактически. Да, азарт, риск и кураж гонщику тоже нужны, но еще нужнее железная воля, холодная голова и трезвый расчет.

Давай спокойно поразмыслим. В этом году ралли состоит из 14 этапов. Всего в гонке заявлено 260 машин и мотоциклов, в том числе 60 джипов. Совсем не случайно была устроена эта «мясорубка» в Испании. Сколько машин сошло на первом этапе? Десять. Сегодня гонка недосчитается еще нескольких экипажей.

Организаторы ралли — милейшие люди. Смотри, как они заботятся о нас, гонщиках: каждому поставили отдельный шатер, подвозят горючее, еду, напитки, включая вино и пиво, вон даже целые курганы из апельсинов не поленились сложить. А уж какие трассы они для нас прокладывают по бездорожью — одно загляденье, если раньше себе шею не свернешь! Именно здесь и кроется их очень простой и по-человечески понятный расчет: чем больше будет убывать участников по ходу ралли, тем меньше с нами хлопот и тем большую прибыль организаторы извлекут в итоге. Мы же оплатили свое участие в гонке вперед.

А ведь главные трудности еще впереди: за горизонтом Сахара. Там все «туристы» с трассы сойдут — они едут по Европе как бы играючи, красиво стартуют с парома в Марокко, а вот в песках пасуют. Так что наши ряды от этапа к этапу будут редеть по нарастающей, причем по всем группам машин. Так что, если ты перестанешь геройствовать и возьмешь за правило аккуратно и осмотрительно проходить каждый этап, то постепенно будешь приближаться к лидерам гонки просто за счет выбывающих экипажей.

Смотри на ветеранов: они задают главный темп гонки. А те минуты, что ты выиграл у них на первых этапах, утонут в штрафных часах, которые будут начисляться на следующих стадиях гонки по пескам Сахары. Вывод: не гони! Я не прошу тебя ехать медленно. Но и не впадай в азарт, не рискуй автомобилем понапрасну. Попробуй доехать до Дакара. Не многим гонщикам это удается. Для тебя финиш в Дакаре — это и так большой успех.

Последние слова Якубова больно царапнули по моему самолюбию. Подумалось: «Ну да, это вы, профессионалы, боретесь за первенство в ралли. А я что, просто погулять, значит, вышел?» Так и хотелось рвануть тельняшку на груди и заявить что-нибудь вроде: «Если Гришка — не моряк, то и Волга — не река!» Однако в целом нельзя было не признать правоту Семена Якубова.

Но самым веским аргументом все-таки стали результаты техосмотра нашего «мицубиси». После лихой скачки по горам и каменистой пустыне, красивых прыжков, изящных полетов и резких, безжалостных ударов о валуны вся подвеска джипа пришла в расстройство. Механики посоветовали нам впредь идти трассу с предельной осторожностью и отлаживать подвеску по прохождении каждого этапа.

Итак, лишь к третьему этапу ралли я наконец начал по-настоящему понимать азы гоночной борьбы. Поэтому выехал на трассу с твердым убеждением — не гнать!

Продолжение..