Достопримечательности

302.jpg

Счетчики



Партнеры

Moretourov

Водные ресурсы Ботсваны

Водные ресурсы Ботсваны

Реки южной и центральной Калахари пересыхают в сухое время года, и низовья некоторых из них превратились в цепи соленых озер. На юго-востоке текут небольшие притоки р. Лимпопо. Север страны несколько богаче водными ресурсами. Здесь протекает р. Окаванго — самая большая река Ботсваны: она не имеет стока в океан. До порогов Попа Окаванго не отличается от других быстрых тропических рек, однако далее ее русло постепенно расширяется и затем разделяется на множество рукавов, которые заболачивают район площадью почти 40 тыс. кв. км. 
Один из рукавов доходит до оз. Нгами, другой, прорезая в глубоком каньоне плотные породы, устремляется далеко на восток и впадает в мелководное, местами заболоченное оз. Макга-дикгади. Это огромное озеро-болото постоянно меняет свои очертания. Интенсивное испарение воды ведет к его постепенному засолению. Когда уровень воды понижается, края лагун становятся белыми — видны отложения солей. В сухое время года здесь образуются солончаки.

Воды р. Окаванго в некоторых местах текут и под землей, причем в сотнях километров от места их исчезновения с поверхности они вновь появляются в виде родников или просачиваются в понижениях, которые называют здесь «пэн» или «влей». 

Намибия

Намибийский пост. На вид немного проще и беднее, чем юаровский. Въезд без визы, но не для всех. Граждане двух стран ездят без виз, и для россиян Намибия безвизовая. Только карточку нужно заполнить. Проводница посоветовала написать 4 дня пребывания вместо двух, которые мы намерены пробыть в Намибии. И правильно, они именно на столько и ставят, хотя по их закону разрешается до 90 дней. Перед нами швейцарке поставили 16 дней, она с ними торговалась, хотела сразу 90 получить. Не знаю, с чем это связано. В общем, нам штамп на 4 дня поставили.

Едем дальше. Ночь. Пустыня. Когда рассвело, пустыня уже была не такой безжизненной, появились клочки травы.

28 ноября. Намибия – влажная сырая страна. Тут идут дожди, солнца на небе почти не бывает. Наоборот, Исландия – страна солнечная, там всё время безоблачное небо. Если бы я такое в школе сказал на уроке географии, мне бы поставили двойку. Но когда я прилетел в Исландию 1 сентября, то все три дня сияло Солнце. А когда я приехал в Намибию, небо было серое, хлестал дождь, иногда сильный, и даже гроза была. И шёл этот дождь очень долго.

Автобус мчится по прямому шоссе. Проехали южный тропик, на котором стоял указатель "тропик Козерога". Изредка остановки. Вокруг довольно богатые дома, фермы. В домах гаражи. Около домов красивые ухоженные участки. Перед Виндхуком были небольшие горы, мы спускались.

В Виндхук прибыли около 8.30 утра. На центральную площадь, где улицы Кастро и Независимости пересекаются. Названия улиц здесь очень политизированные – Кастро, Манделы, Мугабе, Нуйомы. Но страна очень приличная. Она получила независимость от ЮАР в 1990 году, когда и ЮАР от апартеида освобождалась, и мы от 70-летней красной лихорадки выздоравливали. Возможно поэтому здесь не успели всё напортить, что коммунистическая дурь по принципу всё отнять и поделить уже вышла из моды. И в Намибии осталось много белых, остались все немецкие колониальные постройки, остался немецкий порядок. И они не ищут каких-то "своих путей", а развиваются в русле мировой цивилизации. Что же, среди деятелей так называемого "национально-освободительного движения" тоже попадались и вменяемые лидеры, и невменяемые. В Намибии всё нормально.

Город Виндхук – чистый и аккуратный, и вовсе не криминальный, спокойный. Таксисты окружили нас, но предлагали услуги ненавязчиво. Из автобуса долго разгружали багаж. Наконец, мы берём сумку и идём в информационный центр, он рядом. Узнаём про завтрашний маршрут на Ботсвану. Прямого транспорта нет. Только в воскресенье утром автобус в Габороне будет, а в Маун нет ничего. Спрашиваем про автостоп, нам показали, где можно ловить попутные машины, на автозаправке перед выездом из города. Оставляем сумку в инфоцентре и идём гулять по городу.

Высокие здания есть, но их немного. Машин умеренное количество, пробок нет. Везде чисто. Дождь и прохладно, гуляем в куртках. Ресторанчик КФС не торопится открываться, хотя по расписанию пора. Нашли какой-то другой. Поели яичницы на завтрак. Недёшево и обслуживают медленно но качество хорошее. В Намибии валютой является местный доллар, но южноафриканские ранды берут всюду. Самое интересное – курс в точности одинаковый. А сдачу дают обычно намибийскими. Ранды ещё есть, и это хорошо. Потом выяснилось, что менять любую валюту можно, но комиссия большая, и маленькие суммы меняются поэтому с большим убытком.

Дошли до площади, на которой лиственная ёлка под углом растёт. Потом ещё такие встречали. Поднялись на горку. Прошли к собору, потом снова спустились к центру. Видим на карте, обозначено – зоопарк. На местности тоже. Но зверей тут нет. Это просто небольшой парк с площадками для игр детей. Идём в коммерческую часть, такой пешеходный арбат. Там ещё информационный центр, лавки с сувенирами. Видим надпись – метро. Подошли – это просто офисное здание так называется, а вокзал отсюда далеко. Метро (подземной железной дороги) в Виндхуке нет вообще.

Зашли в собор. Это какая-то протестантская община. Идём обратно. Видели ещё один собор, тот закрыт. Прошли к правительству и президентскому дворцу. Его охраняет девушка с автоматом. Спросили, можно ли тут гулять. Она разрешила, спросила из какой мы страны. Тут к нам хорошо относятся. Народу мало, встретилось только несколько хорошо одетых африканцев, в том числе молодые девушки. Дождь перестал, появилось Солнце и сразу стало жарко. Куртки убираются в пакет. Фотографируемся при Солнце в зените. Тень под человеком.

Возвращаемся в инфоцентр. Таксист, которому мы сказали, что пока никуда не едем, а пойдём в город, нас дождался (с клиентами не густо). И мы с ним доехали до нашего отеля.

Отель называется "Рууф оф Африка Лодж". Нашёл я его по Интернету, на сайте Хостелворлд. Но это не общежитие, а хороший отель. Стоимость около 100 долларов за двухместный номер. В отеле есть сад, зоопарк и бассейн. Очень приятное место на окраине города, на природе, всё в зелени. Номера как бунгало. Ресторан под крышей из пальмовых ветвей. В загончике ходит коза, цесарки, утки и гуси, кролик, морская свинка и черепахи. Которые на глазах у всех долго занимались сексом. А вот бегают они совсем не с черепашьей скоростью.

Переоделись, отдохнули, поставили заряжать батарейки, попили чай. Чайник в номере и здесь есть. И пошли купаться в бассейн. Он хотя и небольшой, но достаточно глубокий, два метра. И смотрится живописно, красивые фотографии получились. Кстати в этом отеле я забыл соединительный шнур от видеокамеры, теперь надо его искать в Москве, а то видеоматериал не переписать…

Наблюдаем за животными. Отель нам очень понравился. Потом идём погулять. Недалеко торговый центр под названием…Эрос! Да, один из магазинчиков торгует видеопродукцией, среди которой есть и сексуальная. Но остальная часть Эроса – продуктовые и сувенирные магазины.

Темнеет. Потрясающий закат. Красно-оранжевые всполохи. Это надо видеть! Среди облаков проступают сближающиеся Венера и Юпитер, серп молодой Луны (буквой С). Стрекочут кузнечики.

Поужинали в ресторане отеля, шведский стол, еда натуральная, вкусная и разнообразная. Погуляли по двору отеля перед сном. Завтра трудный путь.

29 ноября. Встали рано. В 7 часов пошли на завтрак, он понравился. Далее рассчитываюсь кредиткой за вчерашний ужин и за сам номер (по интернету только 10% предоплаты переводил), ещё за трансфер на машине отеля до места автостопа. Едем. Уже в 7.50 на месте. Водитель нашей машины объясняет ситуацию, работнику заправочной станции, тот уже разговаривает с водителями. Очень быстро ловится легковая машина, обсуждаем с ними цены, договорились за 20 долларов США до города Гобабис. Разговаривали с плотным, коренастым африканцем, а за рулём его худощавый брат. В кузове машины их семья, две женщины и пятеро детей. Надо ещё поменять доллары. В магазинчике за 20 баксов предлагают 160 намибийских (официальный курс 200). Не стал менять, и зря. Потом в Гобабисе в банке дают 200, но комиссия 80. И ещё очередь. В общем, на обмене проиграл. Государственные структуры во многих странах обирают хуже бандитов на всяких обменах и пошлинах. Всё-таки Евро – самое великое изобретение в финансовой сфере. А ещё кредитные карточки. Не возиться ни с какими обменами. Какой ужас был в Средневековье, в каждом маленьком княжестве пошлины и своя валюта. Да здравствует глобализация!

Итак, сели мы с Надей на переднее сиденье слева от водителя (движение-то левостороннее!), и помчались по отличной дороге на восток, в Гобабис. Через Калахари, зелёную пустыню. Она вся поросла пучками травы и кустами. В это время года Калахари зелёная, потому что дожди прошли. А большую часть она жёлтая, и листьев на кустах и деревьях нет – сухо. Я люблю время расцвета природы: у нас это май и июнь, а в южном полушарии – ноябрь и декабрь. Но большинство туристов едут в Намибию и Ботсвану их зимой, когда здесь сухо и нет зелени. Зачем?

Сделали остановку около ресторанчика и туалета. Дети успели порезвиться на площадке, покачались на качелях. Едем дальше. Разговариваем с водителем, он говорит, что работает в компании сотовой связи в Виндхуке, и родился уже там. А его бабушка родом из сельской местности, у них ферма за Гобабисом. Они выращивают коров, свиней, продают мясо. На ферме жить хорошо, он говорит, всё время есть и еда, и деньги. Они едут к родственникам на выходные.

По дороге договариваемся по предложению водителя о доставке нас прямо к границе с Ботсваной. Предложенные дополнительно 15 долларов его устроили. В общем, 35 от Виндхука до границы за двоих, расстояние примерно 300 километров. Нормально.

В Гобабисе в банке много народу. Меняю деньги с комиссией. Паспорт обязателен, копию делают. Служащие в банке – белокожих даже больше, чем чернокожих. Вообще, даже в этом городке белое население присутствует. В Намибии никто никого не выгонял, все живут вместе. Городок чистый, аккуратный. Так что в Намибии в порядке не только столица. Наши водители долго что-то обсуждают, куда-то ходят с детьми. Потом заехали к глубину городка в какой-то богатый дом, где проходит небольшое совещание. Надя говорит, он, наверное, о поставке своего мяса с фермы с ними договаривается, у них ресторан там. Видимо, так.

Наконец, пробыв тут часа полтора, едем дальше. Быстро проносимся до границы. Ферма их не так далеко, ради нас они проехали лишних километров тридцать туда и столько же обратно. Доставили нас на пограничный пункт. В общем, дал я им 400 намибийских долларов, даже чуть больше. Они стали просить побольше, я немного выделил.

Жара стоит, самый полдень, час дня. Идём на пограничный пункт, ставим отметку о выезде. Пересекаем границу пешком, даже кадр на пограничной линии сделал. От одного поста до другого примерно 800 метров. Прибыли в Ботсвану. Нас встречает щит: "Ботсвана – территория, свободная от коррупции."